Продовольственная безопасность: проблемы, риски, решения - Отраслевой портал Аграрная наука
Комментарии
30.10.2022
Share

Продовольственная безопасность: проблемы, риски, решения

Актуальные задачи, стоящие перед отечественным АПК, обсудили участники пленарной агроэкономической конференции «Развитие агропромышленного комплекса России в условиях санкций: риски, возможности, перспективы». Мероприятие было организовано Вольным экономическим обществом России, Секцией экономики, земельных отношений и социального развития села ОСХН РАН, ВИАПИ имени А.А. Никонова и ФГБНУ ФНЦ ВНИИЭСХ.

Высокую заинтересованность и активную дискуссию участников конференции вызвал доклад ведущего научного сотрудника Института экономики РАН, руководителя Группы анализа текущих экономических проблем ИМЭМО имени Е.М. Примакова РАН, к.э.н. Б.Е. Фрумкинана тему «Экологизация продовольственных систем и продовольственная безопасность Евросоюза».

Приоритетом аграрной стратегии ЕС и реализующей ее Общей сельскохозяйственной политики (ОСП) было повышение продуктивности сельскохозяйственного производства для обеспечения «коллективной» самообеспеченности продовольствием при приемлемых доходах фермеров и «разумных» ценах для населения, отметил спикер. Благодаря такому курсу ЕС удалось стать одним из гарантов мировой продовольственной обеспеченности, особенно зерном, мясом, молокопродуктами. Так, в 2021 году 11 из 27 стран Евросоюза были среди 20 мировых государств с наиболее высоким значением Глобального индекса продбезопасности. При 5% площади сельскохозяйственных земель, 6% населения мира и менее 3% числа занятых ЕС обеспечивал 12% глобальной валовой сельхозпродукции. В натуральном выражении региональное производство в Евросоюзе покрывало потребление по пшенице на 127%, основным видам мяса – на 105–126%, молокопродуктам – на 110–191%. Его агропродовольственный экспорт в 1,5 раза превышал импорт, составляя около 13% мирового вывоза. В то же время все более обременительными становились слабые стороны системы продбезопасности ЕС, прежде всего, – негативный эко-климатический эффект (7–9% выбросов парниковых газов сельским хозяйством и потерь продовольствия в мире; деградация водно-земельных ресурсов, ежегодно стоившая десятки миллиардов евро Союзу). А также – чрезмерная зависимость от импорта ряда агропродовольственных (растительных масел, белковых кормов) и промышленных (минудобрений, пестицидов и сырья для них, энергоресурсов) средств производства, и, помимо этого, от устойчивости международных торгово-логистических цепочек в агропродовольственной сфере. Новая аграрная стратегия «От фермы до стола (ОФДС)», принятая в 2020 году, декларировала при поддержании достаточно высокого уровня продбезопасности радикальное снижение эко-климатического «следа» национальных продсистем. В частности, сокращение ввоза агрохимикатов, а также белковых и масличных культур, – их экспорт третьими странами приводит к вырубке в них лесов и снижению биоразнообразия. Однако в ОФДС и новом варианте реформы ОСПЕС продовольственная безопасность стала, по сути, лишь одной из стратегических целей, пояснил эксперт. А фактически, по его мнению, данные документы подчиняют обеспечение продбезопасности суперприоритету – вкладу АПК в превращение Евросоюза к 2050 году в первый климатически нейтральный регион мира. С этой целью к 2030 году в среднем по ЕС намечено вывести из сельхозоборота 10% площадей, довести долю органического земледелия до 25% площадей (при нынешней доле в 9%), повысить обязательные экостандарты субсидирования, в том числе по севообороту и выделению части земель под экологически приоритетные зоны, ввести добровольные жесткие «эко-схемы» хозяйствования для ферм. А также – снизить на 20% применение минудобрений и на 50% – пестицидов. Кроме того, сократить на 50% продажи антимикробных препаратов для животноводства. Компенсировать это должно внедрение инновационных – цифровых, биологических и прочих – технологий, причем без конкретизации путей обеспечения ими фермеров и без реального роста их поддержки из бюджета ЕС. Такой политизированный, недостаточно учитывающий реалии подход вызвал обоснованные опасения неизбежного спада в отраслях сельхозпроизводства, оцениваемого экспертами Еврокомиссии (ЕК) в 5–15%, а иногда в 20% при росте продовольственных цен в 10%, резюмировал докладчик.

Весь процесс «перестройки» контролируется ЕК, которая дает странам рекомендации по содержанию национальных стратегических планов трансформации их продсистем, а затем контролирует выполнение, применяя санкции за нарушения. Еврокомиссия определяет общий набор требований и инструментов «эко-климатической коррекции» ОСП, курируя их финансирование из бюджета Евросоюза. Причем ЕК, не допуская существенных отклонений от утвержденных единых принципов и подходов, оставляет определенную самостоятельность странам в их реализации, исходя из местных условий. Используя эту возможность, страны осторожно отнеслись к подготовке проектов планов по срокам и по содержанию: треть из них не представили проекты в срок (до 31.12.2021), а все проекты были получены ЕК лишь в середине марта текущего года, отметил спикер.

Нарушение сроков во многом было обусловлено изменениями ситуации в национальной и региональной продовольственной безопасности, пояснил эксперт. Сильное удорожание с середины прошлого года импортируемых Евросоюзом агропродовольственных товаров, газа и нефти повысило издержки сельхозпроизводства: в растениеводстве резко возросли расходы на наиболее массовые азотные удобрения (рост цен импортного газа привел к закрытию или сокращению их производства на 1/3 заводов в ЕС), а в животноводстве – на белковые корма. В январе текущего года покрытие экспортом импорта продукции АПК ЕС снизилось до 125%. Продовольственная инфляция за период с февраля 2021 года по февраль 2022 года приблизилась к рекордным для Евросоюза 6%. В результате, Венгрией и Польшей (где инфляция превысила 8%) введены с 01.02.2022 меры по регулированию потребительских продовольственных цен. Эта ситуация также отразилась на содержании большинства проектов планов, оцененных ЕК как недостаточно акцентирующие новые эко-климатические направления, в том числе применение возобновляемых источников энергии, «неамбициозные». Согласно этим проектам, «коллективная» доля органического земледелия в ЕС к 2030 году может достичь лишь 18% площадей. Кроме того, только 20% предложенных странами экосхем полностью соответствуют требованиям Еврокомиссии, а большинство из них хотели бы отложить введение или смягчить ряд новых экостандартов (по севообороту, восстановлению водно-болотных угодий) и освободить от них некоторые виды хозяйств.

«Первое столкновение ОФДС с реальностью подтвердило правоту сдержанности стран при разработке национальных стратегических планов», – заключил спикер. Специальная военная операция на Украине и антироссийские санкции Запада этой весной нарушили сложившиеся цепочки поставок, в рамках которых Украина и РФ покрывали более 40% импорта ЕС зерна и подсолнечного масла, а также около 30% удобрений и существенную часть моторного топлива, пояснил он. Ускорившийся рост издержек в сельском хозяйстве усилил в ряде стран Евросоюза продовольственную инфляцию.

Рост мировых агропродовольственных цен и ухудшение продовольственной ситуации в 53 наиболее уязвимых странах мира заставили ЕК отступить от принципов новой стратегии. В марте 2022 года для компенсации потерь фермеров (особенно малых и средних) были, в частности, разрешены дополнительные выплаты из бюджета ЕС и стран на общую сумму 1,5 млрд евро и авансовые выплаты прямых субсидий без акцента на точное соблюдение нынешних экостандартов, особая помощь наиболее пострадавшему свиноводству, засев продовольственными и кормовыми культурами (в том числе с применением пестицидов) ранее выведенных в залежные земель. В апреле этого года фермерские организации трети стран ЕС призвали отложить на год реализацию всех ограничивающих производство мер ОФДС. В мае эту позицию фактически поддержали представители основных фракций в аграрном комитете Европарламента. Еврокомиссии предложили рассмотреть возможность временных отступлений от одобренных в рамках новой стратегии мер по экологизации субсидирования фермеров для противодействия «глобальной нехватке продовольствия и внесения вклада в продовольственную безопасность» Евросоюза и мира. Таким образом, фактически подтверждена необоснованность политизированного энвайронментализма новой аграрной стратегии ЕС и необходимость более сбалансированной и длительной «зеленой трансформации» продовольственных систем с достаточным акцентом на рост их продуктивности, реально обеспечивающий продовольственную автономию Евросоюза, подытожил эксперт.

Юлия Седова

0 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Еженедельная рассылка

Новости АПК и сельского хозяйства

Показать еще